Уже прошло несколько минут, а к ней в комнату так никто и не заходил. Катерина лежала с завязанными глазами – повязку по условиям договора в этом заведении снимать было нельзя. Но так было даже лучше, ведь все остальные ее чувства обострялись и, соответственно, ощущения, которые ей предстояло испытать, становились гораздо острее.

Это был уже не первый раз, когда она сюда приходила, и каждый раз она не могла угадать чьи пальцы и губы ее ласкают – мужчины или женщины. В договоре она ясно указала – никакого проникновения, поэтому пол доставляющего ей удовольствие человека всегда для нее оставался загадкой. Пикантности добавляло еще и то, что руки и ноги ее были привязаны к кровати, то есть, она не могла даже на ощупь понять кто находится с ней в постели.

Но вот послышались тихие шаги, и кто-то опустился с ней рядом на кровать. Потом еще шаги и еще кто-то, теперь уже с другой стороны присел с ней рядом. «Это будет интересно», подумала Катерина и, затаив дыхание, стала ждать.

Ждать пришлось всего пару мгновений, она почувствовала чье-то дыхание у себя на шее – невидимый язычок провел влажную дорожку от ее ключицы до уха, и слегка прикусил мочку, заставив вздрогнуть. Тем временем второй невидимка стал покрывать поцелуями ее привязанную к кровати руку, начав от запястья и медленно, иногда проводя языком по коже, начал продвигаться в сторону ее плеча. Задержавшись ненадолго на сгибе локтя, для того, чтобы поласкать это чувствительное место язычком, кто-то невидимый добрался до ее шеи с другой стороны от уже ласкавшего ее невидимки и тоже принялся с помощью языка и губ вызывать в девушке дрожь возбуждения.

Невидимые руки тем временем ощупывали ее тело, поглаживали ее бедра, избегая пока промежности. Эти ласки заставляли девушку стонать от их незавершенности и выгибаться навстречу рукам, стараясь подставить им самые эрогенные места. Но невидимки не торопились, синхронно спустившись к груди девушки, они стали ласкать ее грудь, заставляя Катерину стонать от удовольствия. Невидимые язычки теребили ее соски, которые быстро затвердели, а руки, только что ласкавшие бедра, плавно переместились на ее живот и стали легонько поглаживать его, лишь слегка касаясь.

Если бы не шарик во рту, не позволявший сказать ни слова, Катерина бы кричала, умоляя поскорее довести ее до оргазма, но так как это было невозможно, девушке лишь оставалось продолжать терпеть эту сладкую пытку – она могла только извиваться всем телом в надежде, что невидимые ее мучители сжалятся и, хотя бы разок, лизнут ее клитор, ведь, казалось ей, этого будет достаточно, чтобы она кончила.

Но вот один из язычков перестал ласкать ее сосок. Наконец-то она почувствовала чье-то дыхание у себя на внутренней стороне бедра, невидимые губы спускались все ближе к ее клитору, заставляя девушку трепетать в предвкушении самой возбуждающей ласки. И вот чей-то язык нежно провел по ее уже набухшему и пульсирующему клитору, заставив Катерину громко застонать. Ласки невидимого язычка становились настойчивей, он порхал по всей ее промежности, иногда задерживаясь на клиторе, но не слишком долго, чтобы девушка не кончила раньше времени. И когда Катерина уже подумала, что сейчас сойдёт с ума, невидимые губы обхватили ее клитор и невидимый ротик стал его посасывать.

На мгновение время для девушки остановилось – настолько сильным был ее оргазм. Она, казалось, вечность билась в сладких конвульсиях оргазма, задыхаясь от удовольствия.

Несколько минут спустя, девушка вновь почувствовала чьи-то прикосновения и поняла, что сеанс еще не закончен. Невидимые губы снова ласкали ее – покрывая поцелуями живот и грудь, снова возбуждая ее. Неожиданно Катерина почувствовала знакомый запах ароматической свечи. Мгновение – и что-то горячее капнуло на ее живот, заставив вздрогнуть. «Воск!» — подумала она. Это было не больно, а скорее приятно и, чем чаще она чувствовала горячий воск на своем теле, тем приятнее были эти ощущения.

После воска, который невидимые руки быстро убирали с ее тела, пока он не застыл окончательно, девушка снова ощутила прикосновения невидимых губ, которые в этот раз сразу перешли к ее клитору, который все еще не отошел от предыдущего оргазма и пульсировал под ласками невидимого язычка. Губы второго невидимки тем временем покрывали поцелуями ее грудь, задерживаясь иногда на сосках, и шею, от проведения по которой язычком, девушка вздрагивала и стонала – ее возбуждение снова росло.

Но на мгновение ласки прекратились, и девушка громко застонала, стараясь продемонстрировать свое негодование, но вдруг ощутила на своей коже укол холода – кто-то провел кусочком льда вокруг ее соска, и Катерина поняла, что сладкая пытка продолжается. Невидимые руки, казалось, выбирали самые разгоряченные участки ее тела и касались их льдом – это было невыносимо приятно, и девушка стонала все громче. Но, как и восковые, холодные ласки прекратились. Она снова почувствовала горячие губы, чье прикосновение теперь ощущалось острее, чем до ласк льдом. Горячие язычки снова заплясали вокруг ее сосков, а невидимые руки снова оказались у нее на бедрах, поглаживая их и заставляя Катерину трепетать от удовольствия. Выгибая спину, девушка всем телом показывала, как ей хорошо, а ее громкие стоны только подтверждали это. Но невидимые любовники все медлили, заставляя ее мучиться, хоть это и была самая сладкая мука на свете.

Ласки невидимок становились все настойчивее – невидимые пальцы ласкали соски девушки, покручивая их и пощипывая, а язычок так настойчиво и, одновременно, ласково теребил ее клитор, что долго сдерживаться девушка не могла. Этот оргазм был даже сильнее предыдущего – она извивалась всем телом, громко стонала и почти теряла сознание от удовольствия, которое доставляли ей невидимые руки, губы и язычки.

Придя в себя, она какое-то время лежала в тишине – ее невидимые любовники, или любовницы – кто знает, уже ушли, а девушка, которая обычно ее развязывает еще не пришла. И в эти мгновения, прежде чем вернуться в обычную, повседневную жизнь, она была абсолютно счастлива.


Комментарии закрыты

Это интересное!