«Она снова пришла в институт в том платье», подумал Алекс. То самое платье, в котором он впервые увидел ее и у него перехватило дыхание, настолько идеальной она ему показалась. Короткие вьющиеся рыжие волосы оттеняли светлую, почти прозрачную кожу ее длинной шеи. А длинные ноги и узкая талия сводили с ума всех парней в ее группе. Многие пытались пригласить ее на свидание, но она всем отказывала. И полгода спустя все перестали даже пытаться, сочтя ее лесбиянкой. Они были не так далеки от правды, и Алекс убеждался в этом каждый раз, когда ему удавалось подглядеть.

Его наблюдательный пункт был напротив окон ее квартиры и в те ночи, когда она забывала задернуть занавески, Алекс в свой бинокль мог рассмотреть все в подробностях. Он знал всех девушек, которые приходили к ней, они все учились в их институте. Иногда ему казалось, она нарочно не закрывает шторы, будто знает, что он наблюдает за ней и хочет, чтобы он видел, как очередная девушка ласкает ее грудь или как она сама лижет клитор одной из своих подружек.

Вот и сегодня, она, как обычно по пятницам, отправилась домой, зашла по дороге в магазин и купила две бутылки вина. Они даже столкнулись в дверях магазина – так как он не успел отвернуться. Она посмотрела ему в глаза и улыбнулась. «Извините», сказала она и, аккуратно обойдя его, пошла дальше. Он не смог сразу пойти за ней, так как ему мешал вставший член. От одного ее взгляда и улыбки он чуть не кончил прямо себе в штаны. «Хорошо, что я знаю, куда ты направляешься», подумал он и улыбнулся.

Зайдя к себе в съемную квартиру, которая служила ему наблюдательным пунктом, он сразу же бросился к биноклю и с удовольствием отметил, что шторы у нее в окне были не задернуты. Она сидела в кресле, прямо напротив окна, в которое он смотрел и, казалось, смотрела прямо на него. Алекс даже вздрогнул — «нет, она не может знать, что я смотрю», подумал он. Рыжая тем временем встала с кресла и, расстегнув молнию на платье, сняла его, оставшись в одних трусиках. Алекс затаил дыхание – такой сценарий развивался впервые. Похоже, сегодня она была одна. Девушка легкими движениями стала поглаживать свою грудь, от чего ее соски напряглись. Но вдруг, она схватилась за горло и стала кашлять, и настолько сильно, что упала на пол.

Не думая ни о чем, Алекс сорвался с места и побежал в ее дом, он прекрасно знал на каком этаже ее квартира, надеясь, что удастся выбить дверь. Но этого не пришлось делать, дверь в ее квартиру была приоткрыта и когда он вошел, она захлопнулась у него за спиной. Вздрогнув, он обернулся и увидел ее – стоящую в одних трусиках рыжую девушку, от одной улыбки которой он мог кончить себе в штаны. Она стояла и смотрела ему в глаза. Молча, она развернула его спиной к стене и он, остолбенев, казалось, прирос к ней спиной. Так же молча она опустилась перед ним на колени и расстегнув ширинку на его брюках, достала его окаменевший член и тут же обхватила головку губами. У Алекса подкосились ноги, он не верил в то, что сейчас происходило. Всего через несколько мгновений во рту у девушки, его член залил ее ротик спермой.

Проглотив все, он встала с коленей и жестом поманила его за собой в ванну. Там, все так же молча, она раздела его и, взяв за руку, завела в душевую кабину, сняв перед этим трусики. Включив душ, она смотрела, как его волосы намокают и как он все еще смотрит на нее округлившимися глазами. Притянув ладонями его лицо к своему, она поцеловала его в губы. Сначала нежно, но по мере того, как он стал отвечать на поцелуй, ее язык стал проникать в его рот, а его – в ее.

С каждой секундой уверенность возвращалась к Алексу вместе с нарастающим возбуждением. Его руки обнимали ее, прижимая к себе все крепче. Когда возбуждение стало просто заоблачным, он рывком поднял одну ее ногу, крепко держа за талию, чтобы она не упала, и ввел свой член в ее горячее лоно. Казалось время остановилось, и все что он чувствовал – были мышцы ее влагалища, сжимающие, пульсируя, его член, и ее губы, посасывающие его язык, который, как и его член, толчками проникал в нее, стараясь войти как можно глубже. Вдруг она выгнулась у него в руках, оторвавшись от поцелуя и, вскрикнув, сжала руками его плечи. Зная, благодаря своим наблюдениям, что именно так она кончает, он не остановился, а наоборот ускорил темп движений бедрами. Его член погружался в нее все быстрее и несколько мгновений спустя она стала кончать, вскрикивая и царапая его. Алекс тоже не смог больше сдерживаться и, войдя в нее напоследок как можно глубже, кончил, прижав ее к себе.

Через минуту, когда сердцебиение у обоих восстановилось, все так же молча, рыжая выключила душ, и стала намыливать себя. Закончив, она протянула мыло Алексу и подождала, пока и он намылится, снова включив душ она смыла мыло сначала с Алекса, а потом с себя. Все попытки Алекса что-то сказать она пресекала, прикладывая палец к губам. Такая игра ему даже понравилась. Выйдя из душа, не вытираясь, все еще мокрые, они прошли в спальню, где шторы были уже закрыты.

Повернувшись к Алексу лицом, девушка рукой прикоснулась к его члену, который тут же стал отвечать на прикосновение, твердея. Решив на этот раз взять инициативу в свои руки, Алекс рывком уложил девушку на кровать и, оказавшись сверху, впервые прикоснулся к ее груди. Обхватив губами ее сосок, он почувствовал, как тот твердеет у него во рту и не смог сдерживаться – направив рукой, он снова ввел свой член в нее, вызвав тихий стон. «Посмотрим, насколько тихо ты сможешь стонать, когда я буду тебя трахать», подумал он и стал двигать бедрами. Сначала медленно, будто взбираясь на гору, затем, все быстрее, наращивая темп. Он чувствовал, что ее влагалище становится все горячее, его стенки сжимают его член, а тихие стоны уже давно стали громкими. И в момент, когда рыжая уже почти кончила, он остановился и, подняв ее, перевернул, уложив грудью на кровать. Притянув ее бедра к себе, он вошел в нее сзади. Обеими руками сжимая ее попку, он стал трахать ее в бешеном темпе, уже не обращая внимания на громкие стоны и то как извивалась девушка в его руках. Через несколько мгновений такого ритма он стал кончать, вгоняя в нее свой член сильными толчками как можно глубже.

Они лежали рядом на кровати, тяжело дыша, и он услышал, как она тихо сказала «легко же было тебя заманить, любитель подглядывать».


Комментарии закрыты

Это интересное!