Весна – прекрасное время года, сулящее немало радостей тем, кто умеет получать удовольствие от жизни. Конец апреля всегда был моим любимым сезоном. Едва отцвели абрикосы, сочная зелень травы давала одуряющие ароматы, а на деревьях вот-вот должны были проклюнуться первые листочки. К тому же на носу были майские праздники.

На улице пахло весной, сквозь незакрытые форточки дивный весенний воздух проникал в квартиру, даруя ощущение полета и беззаботности, а солнечные лучи заливали кухню.

Да поводов для радости у меня было не так-то и мало: моя супруга с дочерью умчались к родственникам в Москву, считай, на другой конец страны. Я же ощущал себя молодым и, чего греха таить, холостым мужчиной. Картину дополняло приятное соседство с восемнадцатилетней родственницей жены Маришей. Впрочем, Маришей она была только для меня, и то, глубоко в душе. На словах я ее называл официально Мариной.

Мариша не была обделена красотой. Очень даже напротив: девушка была высокая, статная, светловолосая. Когда девчонка выскочила из ванной на кухню, на ней еще оставались пупырышки от холодной воды. Собой она напоминала спелый огурчик, такая же сочная и хрустящая. Домашний халатик на Маришке был не самым новым, поэтому самые «ходовые» пуговицы давно оторвались. Снизу в разрезе были видны длиннющие стройные ноги, а сверху буквально вываливалась крепкая и довольно налитая грудь. От увиденной картины у меня перехватило дыхание.

Разливая кофе по кружкам, я спросил, насколько вкусна Маришкина грудь. Девчонка хихикнула, но и не думала смущаться. Вместо этого она легонько шлепнула меня по руке, добавив «Дядь Вова, ну надо же сначала попробовать, а только потом говорить!». От того, как она говорила, с придыханием, а также от ее прикосновения у меня мурашки побежали по телу.

Внезапно для самого себя я припал на одно колено и обнял ее за ноги, поцеловав чуть выше колен. Маришка не отстранилась, наоборот: она охнула и чуть раздвинула ноги. Потом она запустила руку мне в волосы.

Дальше мне уже не хотелось останавливаться. Я и не собирался этого делать, зато мой язык вовсю разгуливал по нежным бедрам молодой племянницы. Кожа была просто бархатной, потому лично мне ласки доставляли незабываемое удовольствие. Я поднялся языком по ляжкам вверх, а рукой вытащил молодую сочную грудь, начав мять ее ладонью. Девушка просто взвыла от восторга, а я тогда понял, что этих заповедных мест еще не касалась мужская рука. Груди были такие нежные, так сладко пахли.

Потом я решил сорвать поцелуй с этих нежных губок. Я впился своими губами в ее, языком приоткрыл пухлые губки и засунул его ей в рот. Юная красотка буквально забилась в конвульсиях. Но судя по тому, как она насасывала мой язык, я понял, что Мариша уже в курсе, что такое минет. Еще немного и мой хер лопнет от напряжения, надо двигаться дальше, на освоение новых территорий.

Я сгреб в охапку крепкое тело моей дальней родственницы, чтобы отнести на кровать в спальню. Очень скоро мой член оказался у нее во рту. Да, девочка действительно знала толк в оральных ласках, а я просто находился на седьмом небе от удовольствия. Оргазм накрыл меня внезапно, сотрясаю все тело и заставляя его биться в конвульсиях.

Маришка же только замычала, проглотив всю сперму до последней капли и не переставая работать своим шустрым язычком.

Потом мы задремали в обнимку, а проснувшись, я увидел обнаженные прелести юной девушки и мой конец вновь наполнился силой. Я ощутил дичайшее желание. Я с силой впился губами в сладкий рот красотки, а она начала шептать: «Дядь Вова, я еще никогда не… Я бы хотела, чтобы вы… Пожалуйста…». Девчонка с такой страстью отвечала на мои поцелуи, что я и не думал сомневаться в своих действиях.

Халатик опустился на пол, обнажив настоящее великолепие юного сочного тела. Но больше всего меня привлекал алый гребешок, торчавший между аккуратных розовых губок между ее ногами. Маленькая коронка манила меня до дрожи.

Красавица легла на кровать, раздвинув ножки и выгнув шикарную стройную спину. Она ежесекундно вздрагивала, обняв себя руками под грудью. Прекрасные сиськи венчали торчащие соски. Девчонка просто текла!

А меня вдруг охватил ступор. Я не смел нарушить это чудо природы, просто не решался. Маришке же надоело ждать, но, скорее всего, она не выдержала нервного напряжения. Красоточка резко приподнялась и оседлала меня. Никогда не ожидал, что девственница может так раскованно себя вести. А вот я стал настоящим стесняшкой перед грядущей дефлорацией.

Дальше девчонка тоже делала все сама. Слегка вздохнув, она сама ввела мой практически деревянный член в свою маленькую писечку. Та, к слову, просто истекала внутренним секретом. Чуть насев на мой хер, Марина сама сделала так, чтобы хер порвал ее хрупкую пленку. От резкой боли она ахнула и замерла. Потом легла на меня сверху, обняв руками.

Отдышавшись, красавица вновь взяла инициативу в свои руки, начав меня ласкать. Я же решил немного подвигаться внутри узкой щелки, мой член так и не опал. Но я опасался, что могу кончить в эту превосходную письку, поэтому положил красотку на бок и аккуратно покинул ее ставшее гостеприимным лоно.

«Дядь Вова, ты же не кончил! А вот я – да». Ну и чертовка! Совращает мужа своей тетки! Подожди, красавица, зря ты меня провоцируешь!

Я начал целовать Маришку в шею, потом плавно повел языком вниз по спине, вскоре очутившись между ягодиц. Подобравшись к тугой дырочке заднего прохода я, не стесняясь, стал ласкать ее пальцами и язычком. Девчонка стонала и, судя по ответной реакции, она вовсе не была девственна в своей попке. Сначала я погрузил в ее анус один палец, потом два, а уже после мой опять восставший член воткнулся в ее задницу. Дырочка оказалась тугой и влажной, принеся мне массу удовольствия. Мариша, похоже, получала кайф не меньше моего.

Оргазм буквально снес мне крышу, я рычал, стонал и орал так, что напугал красотку.

После нашего первого секса мы занимались этим еще много раз, пока Маришка не поступила в колледж. Там она нашла себе парнишку, о чем сразу же сообщила мне. Но добавила, что иногда мы можем трахаться по старой памяти. Что мы и делали еще много лет подряд.


Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий нужно войти

Это интересное!