Она сидела на подоконнике широко расставив ноги, пока опытный язычок ее подруги ласкал ее клитор. Если бы кто-то заглянул в окно, то не увидел бы ничего подозрительного – просто сидящая на подоконнике девушка. Не в силах больше сдерживаться, она кончила, прижав голову ласкающей ее девушки к своей промежности.

Через пару мгновений они обе уже вернулись в офис, будто бы ничего и не произошло между ними несколько минут назад. Сев за свой стол, девушка, ранее сидевшая на подоконнике и получавшая наслаждение, вздохнула и завязала свои длинные светлые волосы в хвост. «Опять ничего особенного», подумала она. Каждый раз, соблазняя очередную девушку она искала тех самых ощущений, которые она испытала со своей двоюродной сестрой, когда-то в подростковом возрасте, на даче.

Им обеим было всего по шестнадцать лет, но к этому возрасту они обе обладали потрясающе красивыми круглыми и выпуклыми попками и небольшими упругими грудками. Светловолосая девушка, правда, была немного выше ростом, а у рыжей были губы немного полнее, в целом же за километр было видно, что они сестры. Хоть и двоюродные.

В тот день они много времени провели на ближайшем пляже у реки, и когда приставучие соседские мальчишки окончательно их достали, девчонки решили сбежать от них подальше, а именно – домой. Дома надоедливые пубертатные юнцы их достать не могли – у самой калитки сидела их бабушка и перебирала собранные в лесу ягоды. Это для девочек она была любящей бабушкой, для заигрывающих же с ними мальчишек она была настоящей старой ведьмой.

Благополучно добравшись домой, девочки стали переодеваться. Они вдвоем жили в одной комнате с большой кроватью, спали на ней вместе, правда, под разными одеялами. И уже несколько ночей подряд то одна, то другая ощущали странный жар в теле, когда вечером, засыпая и ворочаясь, случайно слегка касались друг друга.

Сняв с себя верх от купальника, светловолосая девушка спросила у сестры, повернувшись к ней лицом: «сильно я загорела сегодня?». Но слова застряли у рыжей в горле. Она неотрывно смотрела на грудь сестры, на ее розовые соски. «Так странно», сказала она, «а у меня соски коричневые». И с этими словами она тоже сняла верх от купальника, как и сестра, оставшись в одних плавках.

Теперь очередь впадать в ступор была за светловолосой. Она, неизвестно чем руководствуясь, протянула руку и положила ладонь на грудь сестры, ощущая ладонью, как твердеет ее сосок. Через несколько мгновений девушки уже самозабвенно целовались, лаская ладонями груди друг друга.

Их тела горели, прося чего-то большего, чем поглаживания груди. Первой что делать сообразила рыжая. Повалив сестру на кровать, она наклонилась к ней и стала покрывать поцелуями ее шею, заставляя блондинку тихонько постанывать. Спускаясь поцелуями ниже, рыжая сестра недолго думая схватила своими полными губами розовый сосок и начала его посасывать, одновременно поглаживая уже намокшие плавки сестры одной рукой. Попеременно лаская то один, то второй сосок, она запустила пальчики под ткань плавок и нащупала клитор. Легонько надавив на него, она невольно заставила сестру закусить губу, чтобы не застонать слишком громко. Но и этого рыжей показалось мало. Она аккуратно ввела один пальчик во влагалище сестры, которое просто истекало соком. Потом она ввела второй и видя, что сестре слегка больно – ведь они обе были еще девственницами – не вынимая двух пальчиков из нее, придвинула свое лицо к ее лицу близко-близко и сказала – «я хочу тебя трахнуть, можно?». Блондинка, покраснев только кивнула.

Тогда рыжая впилась губами в губы сестры и, ритмично засовывая свой язык в ее рот, точно так же стала засовывать в нее пальцы, трахая сестру и язычком, и пальцами одновременно. Почувствовав, что сестра больше не сопротивляется, а наоборот, двигается навстречу, рыжая ускорила темп и уже через несколько минут блондинка, крепко обхватив руками сестру, кончила, извиваясь и сдавленно, насколько это позволял глубокий поцелуй с языком, постанывая.

Рыжая села на краешек кровати и тихонько сказала – «ты теперь меня будешь ненавидеть, да? За то, что я сделала». Вместо ответа, блондинка обняла ее сзади и поцеловала в шею. Проведя по ней язычком, она развернула сестру лицом к себе и, толкнув ее так, чтобы та упала на спину на кровать, стала ласкать ее грудь. Точно так же, как рыжая только что ласкала ее. Но блондинка захотела пойти дальше. Она спустилась вниз – к промокшим от возбуждения плавкам сестры и стянула их с нее. Раздвинув ее ноги пошире, она приникла ртом к промежности сестры. Посасывая ее клитор, она иногда отрывалась от него, чтобы поласкать его язычком, доводя рыжую до исступления – та даже прикусила себе палец, чтобы не закричать от удовольствия.

Несколько минут таких интенсивных ласк и рыжеволосая сестра стала кончать, схватив блондинку за голову. Когда последняя судорога оргазма заставила тело рыжей вздрогнуть, и она наконец-то смогла расслабиться, светловолосая прилегла рядом, поглаживая живот и бедро сестры.

«Я не смогу тебя возненавидеть, что за глупости, ведь я хотела тебя так же сильно, как и ты меня, просто ты оказалась быстрее», сказала блондинка тихонько и улыбнулась, глядя сестре прямо в глаза.

«Тогда, давай мы обе будем одинаково быстрыми сейчас?» полувопросительно, полуутвердительно сказала рыжая и немедленно села верхом на блондинку, спиной к ее лицу и придвинув к ее рту свою промежность. «Да», сказала светловолосая сестра и немедленно поцеловала клитор, который оказался так близко к ее рту. Рыжая сразу же приникла к промежности сестры, лаская ее нежно и настойчиво одновременно. Тихонько постанывая, девушки ласкали друг друга, отдаваясь друг другу полностью, без остатка.

Кончив несколько раз, сестры наконец-то обессиленно улеглись рядом друг с другом, обнявшись. С этого дня они спали под одним одеялом, все лето. А потом рыжая уехала учиться и работать заграницу. Светловолосая же стала искать ей замену и пока не очень успешно, судя по ощущениям от последней девушки.


Комментарии закрыты

Что-то интересное